Мудрее всего - время, ибо оно раскрывает все.

Слово есть образ дела

Previous Entry Share Next Entry
Царский колокол
beriozka_rus

180 лет назад по инициативе Николая I Московский Кремль обрел еще одну достопримечательность – знаменитый Царь-колокол. Отлитый во времена Анны Иоанновны гигантский колокол целый век пролежал в глубокой яме. В июле 1836 года его извлекли оттуда и выставили для всеобщего обозрения.

Царь-колокол

В эпоху Николая I Московский Кремль преобразился: исчезли последние следы французского нашествия 1812 года, появились новые здания Большого Кремлевского дворца и Оружейной палаты. Началась и реставрация исторических памятников. Одним из крупнейших достижений стало решение буквально «проблемы века» – подъема на поверхность земли Царь-колокола.

Его размеры не могут не впечатлять. В свое время парижский «золотых дел мастер, член Академии наук» Жермень, получив предложение от русской императрицы Анны Иоанновны отлить колокол весом в 10 тыс. пудов (более 163 тонн; 1 пуд равен 16,3804964 кг), счел это шуткой: выполнение такого заказа казалось ему невозможным. А вот русский мастер Иван Моторин не только не испугался поставленной задачи, но и значительно этот план «перевыполнил»: отлитый им Царь-колокол весил 202 тонны – свыше 12 тыс. пудов! Неправильно держать такое чудо в земле, рассудил император Николай.






Колокололитейные рекорды


По одной из версий, первый Царь-колокол появился еще в XVI веке, при Иване Грозном: при церкви Иоанна Лествичника висел колокол весом в 1 тыс. пудов (чуть больше 16 тонн), которому и дали столь громкое и почетное название. Другому колоколу по наследству оно перешло уже в эпоху царя Алексея Михайловича: вес колокола, отлитого в 1654 году мастером Александром Григорьевым, составил около 8 тыс. пудов (131 тонна). Согласно преданию, этот Большой Успенский колокол (таким было его официальное название) долгое время никто не решался поднять, и только в 1668 году механику-самоучке, исполнявшему обязанности царского привратника, сложная задача оказалась под силу. Колокол благовестил в звоннице, находившейся неподалеку от колокольни «Иван Великий», до 19 июня 1701 года. Случившийся в тот день пожар, охвативший значительную часть Кремля, не пощадил и колокол: несколько полученных серьезных трещин не могли не повлиять на звучание – звонить в него стало уже невозможно.

МЃ≠д•аа†≠ О. Оѓ®б†≠®• Ц†ам-™ЃЂЃ™ЃЂ† Ґ ́ᙥ• . φஶ, 1840. Аг™ж®Ѓ≠л Аг™ж®Ѓ≠≠л© §Ѓђ _Л®вдЃ≠§Работами по подъему Царь-колокола и водружению его на постамент руководил французский архитектор и инженер Огюст Монферран. Литография из альбома «Описание Царь-колокола в Москве», вышедшего в Париже в 1840 году

Решения своей судьбы он ждал долго, поскольку после перевода столицы в Санкт-Петербург московскими колоколами в течение многих лет никто не интересовался. Лишь в 1730 году его наконец сняли и по приказу Конторы артиллерии и фортификации (она ведала Пушечным двором, где отливали не только пушки, но и колокола) разбили на мелкие кусочки для последующей переливки в новый колокол. Анна Иоанновна, недавно вступившая на престол, задумала явить миру Царь-колокол, который превосходил бы рекорд предшественника, с использованием этих фрагментов. Тогда-то по ее указанию граф Иоганн Эрнст Миних (сын знаменитого фельдмаршала), служивший в российском посольстве в Париже, и обратился к мастеру Жерменю. Правда, француз, оправившись от первоначального удивления, предложил столь сложный и дорогостоящий проект, что императрица сама поспешила от его проекта отказаться.

888 126
Подъем Царь-колокола. Чертеж ХIХ века

После неудачи с иностранными специалистами было решено обратить внимание на отечественных мастеров. Выбор пал на Ивана Федоровича Моторина и его сына Михаила – представителей старинной московской династии литейщиков, уже прославленных созданием Воскресенского и Великопостного колоколов для «Ивана Великого», колокола для Набатной башни Кремля, колоколов для ряда больших соборов и известных монастырей России, а также 115 артиллерийских орудий по заказу Петра I во время Северной войны. Чертежи будущего колокола, смету и предварительно отлитую Моториными модель весом в 12 пудов отправили в Петербург для утверждения, и разрешение на продолжение работ было получено.



Кремлевская катастрофа


По предложению мастеров формовку и отливку колокола производили прямо в Кремле, для чего была вырыта яма глубиной в 10 метров на Ивановской площади – между «Иваном Великим» и Чудовым монастырем. Изнутри яму укрепили дубовыми брусьями с металлическими ободьями и обложили кирпичом. А вокруг нее установили четыре плавильные печи, каждая из которых вмещала до 50 тонн металла. Для литья нового Царь-колокола, как уже говорилось, предполагалось использовать расколотые куски григорьевского колокола, пострадавшего при пожаре в 1701 году, но этого материала, естественно, недоставало, и потому из Петербурга были выписаны еще олово и сибирская медь. Что касается состава металла, то проведенные позднее исследования показали, что в сплаве Царь-колокола содержится также примерно 72 кг золота и около 525 кг серебра.

Gilbertson E. - Tsar Bell in the Moscow KremlinЦарь-колокол в Московском Кремле. Худ. Э. Джильбертсон. 1838

Только подготовительные работы, начавшиеся в январе 1733 года, продолжались на протяжении почти двух лет. Не обошлось без проблем, случались и аварии. Так, при первой попытке литья в ноябре 1734 года обнаружилась утечка меди из печей, из-за чего пришлось срочно останавливать плавку и тушить возникший пожар. Для возобновления работ потребовалось время. В августе 1735 года – новый удар: скончался мастер Иван Моторин. Завершал дело уже его сын Михаил. 24 ноября 1735 года Царь-колокол был готов: плавка заняла 36 часов, а непосредственно отливка – всего 36 минут (каждую минуту в форму поступало 7 тонн металла!).

Колокол небывалых размеров украсили богатый орнамент и рельефные изображения: в клеймах наверху – образы Спасителя, Богородицы и Иоанна Предтечи, а также апостола Петра и праведной Анны Пророчицы. Выбор именно этих святых не случаен: прославляются небесные покровители самой императрицы, ее отца (царя Иоанна V) и дяди (императора Петра I). Ниже расположены искусно выполненные портреты Анны Иоанновны и царя Алексея Михайловича в полный рост, а между ними в больших барочных картушах с завитками, ангелами и цветами – две надписи, повествующие об истории создания колокола. Над выполнением деревянных моделей икон, изображений и надписей для Царь-колокола трудилась целая группа специально выписанных из Петербурга мастеров-резчиков – Василий Кобылев, Петр Галкин, Петр Кохтев, Петр Серебряков и Петр Луковников. А вот имя скульптора долгое время оставалось неизвестным. Лишь недавно историкам удалось его установить: Федор Медведев.

После отливки колокол все еще пребывал в яме, поскольку продолжались чеканные работы. Он стоял на железной решетке, основой для которой служили 12 дубовых свай, вбитых в землю. Поднять его на поверхность так и не успели: 29 мая 1737 года грянула катастрофа. В Москве заполыхал грандиозный пожар, какого город не видел уже много лет. Загоревшуюся над колоколом кровлю и падавшие в яму охваченные огнем бревна принялись тушить водой, что и стало роковой ошибкой. Из-за быстрого и неравномерного охлаждения колокол сначала треснул, а потом от него откололся значительный кусок – весом в 780 пудов (11,5 тонны). После этих трагических событий колокол остался лежать в яме – как выяснилось, почти на… 100 лет.

Интересно, что впоследствии, когда в народе стали забываться истинные причины нахождения колокола в земле и приобретения им повреждений, появился целый ряд необычных легенд и мифов с различными версиями о том, как это произошло. Например, московские старообрядцы говорили о падении колокола в связи с реформами Никона и свято верили, что когда-нибудь его звон возвестит о победе сторонников древнего обряда. Не менее популярная легенда связывала произошедшее с именем Петра I. Дескать, вернувшись после победы под Полтавой в Москву, царь приказал звонить во все колокола, но звонари, как ни старались, этот гигантский колокол заставить зазвучать не могли. Тогда-то, утверждали в народе, разгневанный Петр и ударил его дубинкой со словами: «Вот тебе за то, что не хочешь о моей победе звонить!» В месте удара от колокола откололся огромный кусок, а сам он с гулом ушел глубоко под землю… Возможно, возникновение этой легенды обусловлено петровской кампанией по переплавке колоколов в пушки.



На свет Божий


На самом деле мысли об извлечении Царь-колокола из ямы возникали неоднократно. Императрица Елизавета, изъявившая желание поднять его и заново перелить, нашла составленную на этот случай смету завышенной. Не увенчались успехом и старания Екатерины II, затем ее внука Александра I. Николай I, узнав о новом способе починки колоколов, поначалу хотел его восстановить и соорудить для него особую звонницу, но и этот проект остался лишь на бумаге. В то же время яма с колоколом на Ивановской площади, мягко говоря, не украшала облик Кремля. Чтобы хоть как-то исправить положение, над ней соорудили деревянный помост, имевший дверь, через которую все желающие, взяв ключ у звонарей колокольни «Иван Великий», могли спуститься и увидеть дивный исполинский колокол.

Когда стало ясно, что Царь-колокол уже никогда не будет звонить, император Николай I распорядился установить его в Кремле как памятник, подняв на постамент. В 1836 году было принято окончательное решение о вызволении гигантского колокола из его вековой темницы. Эту работу поручили проверенному специалисту – французскому архитектору и инженеру Огюсту Монферрану, который к тому моменту уже получил известность в России благодаря строительству Исаакиевского собора и сооружению Александровской колонны на Дворцовой площади в Петербурге.

Поднятие Царь-колокола тщательно готовили: прежде всего вынули землю, окружавшую колокол, укрепили стенки ямы, выкачали воду, в течение шести недель возводили строительные леса. Но первая попытка все же обернулась неудачей: при подъеме колокол повлек за собой железную решетку, на которой он был когда-то укреплен, из-за чего деревянная подъемная конструкция затрещала, лопнула часть канатов (Монферран впоследствии предположил, что канаты отсырели при доставке в Москву из Петербурга). Вся проделанная работа была бы напрасной, если бы не смелость одного из рабочих, который бесстрашно спустился в яму и под нависшим над ним колоколом установил подпорку из бревен. Колокол зафиксировали в таком положении, работы на время остановили.

Вторая попытка подъема, для которой было увеличено количество канатов и воротов, наконец оказалась удачной. 23 июля 1836 года за 42 с половиной минуты Царь-колокол извлекли из ямы и водрузили на восьмигранный постамент, установленный возле колокольни «Иван Великий». Монферран увенчал колокол большой державой с позолоченным крестом, подчеркнув таким образом его царское название. С тех самых пор он стоит на своем почетном пьедестале вместе с отколовшимся когда-то из-за пожара куском, припаять который так и не удалось, да и вряд ли теперь эта задача актуальна. Исполинский колокол во время Великой Отечественной войны сослужил добрую службу: в 1941 году в нем размещался узел связи Кремлевского полка.

Царь-колоколу, отлитому русскими мастерами при императрице Анне Иоанновне, без малого 300 лет, но его рекордный вес остается непревзойденным не только в России, но и за ее пределами. Это по-прежнему самый большой колокол в мире.

0_115fb1_27ff83f6_XXXL



Царь-пушка


По повелению императора Николая I в Московском Кремле был установлен и другой памятник царского масштаба – Царь-пушка. Отлитая в 1586 году мастером Андреем Чоховым на Пушечном дворе, она украшена конным портретом царя Федора Иоанновича в короне и со скипетром в руке. Предполагалось, что на поле сражения для пушки будет вырыт специальный окоп, поэтому лафета у нее изначально не было. Впрочем, принять участие в боевых действиях ей так и не довелось: сперва она стояла на Красной площади, а в XVIII веке переехала во двор Арсенала.

В 1835 году по эскизам Александра Брюллова, брата знаменитого художника, для Царь-пушки на петербургском заводе Чарльза Берда (о чем сообщает надпись на торце оси лафета) были изготовлены декоративные ядра, а также сам лафет, украшенный львиной головой и богатым растительным орнаментом. В 1843 году пушке подыскали более заметное и почетное место – возле старого здания Оружейной палаты.

Этим преследовалась особая цель, озвученная в указе:

«Постановление старинных орудий у палаты будет прилично и соответственно уже потому, что само здание ее назначено для хранения достопамятностей».

В начале 1960-х, когда старое здание Оружейной палаты было снесено для строительства Кремлевского дворца съездов, Царь-пушке пришлось снова переселяться – теперь на Ивановскую площадь. Но новое ее расположение оказалось, пожалуй, самым удачным: сегодня Царь-колокол и Царь-пушка образуют единый ансамбль.

Источник



?

Log in

No account? Create an account