Мудрее всего - время, ибо оно раскрывает все.

Слово есть образ дела

Previous Entry Share Next Entry
Guardian: Западу проще во всем винить Россию
beriozka_rus
Все на Западе решили, что минские договоренности лишь способствуют экспансионистским амбициям Москвы, отмечает обозреватель Guardian Мэри Дежевски. Это явное преувеличение. Она ведь не стала повторять крымский сценарий в Донбассе, оспаривать власть в Киеве, и, как видно, пошла на заключение минских договоренностей. Очевидно, она заинтересована в стабильной Украине, но Запад этого предпочитает не замечать, отмечает Дежевски.


Guardian: Западу проще во всем винить Россию

«Дорожную карту» мира на Украине, согласованную в Минске, в европейских столицах встретили с пессимизмом с примесью цинизма. Если вдруг перемирие окажется устойчивым, то это будут считать доказательством того, что условия были выгоднее для России. «Что бы ни случилось, Россия – или, конкретнее, президент Путин – будут виноваты», отмечает обозреватель Guardian Мэри Дежевски.

Любую мысль о том, что Москва действительно хочет на Украине мира и готова ради этого идти на компромисс, отметают без размышлений. Так и тянется, по наблюдению автора, тенденция неправильной интерпретации намерений Кремля, которая мешала любому урегулированию со времен бегства президента Виктора Януковича и «захвата» Россией Крыма.
Образцом этого можно считать недавние действия постпреда США в ООН Саманты Пауэр: она заявила, что выдвинутая Россией резолюция в поддержку Минского соглашения не стоит той бумаги, на которой была записана. «Прекратите вооружать сепаратистов»; «Прекратите посылать через границу тяжелые орудия»; «Прекратите притворяться, что вы не делаете того, что делаете», — кричала она. И после этого она «смиренно» проголосовала за резолюцию вместе с остальными, комментирует Мэри Дежевски.
Возможно, Пауэр, «которая по привычке показывала себя скорее назначенцем Джорджа Буша-младшего, чем Барака Обамы», играла на вполне конкретную аудиторию – на Конгресс с республиканским большинством, на «пугливых союзников НАТО» Польшу и Прибалтику, на прозападные власти в Киеве, — которые все требуют от Вашингтона жесткой позиции.
Правда, вряд ли Москву можно будет принудить к сотрудничеству демонстративными сомнениями в ее мотивах, – в особенности обвинениями в отправке тяжелых орудий, которые так и не были ничем подкреплены, несмотря на находящиеся в распоряжении НАТО технологии слежки. Россия «может при подобной благодарности просто продолжать вести себя плохо», пишет обозреватель Guardian.
В любом случае довод, что Россия больше всех выиграла от минских соглашений, кажется преувеличенным. После крымских событий на Западе пришли к консенсусу, что долгосрочная цель Путина заключается в восстановлении СССР, и если Кремль не сможет – или не захочет – захватить всю Украину, то поставит на Донбассе своих марионеток, чтобы сделать прозападную Украину неуправляемой. «Специальный статус» для региона считается выигрышем для Москвы, впрочем как и линия демаркации, благодаря которой у «сепаратистов» оказалось больше земель, чем при предыдущих перемириях.
Но это подразумевает такую степень контроля России за повстанцами, которая всегда была преувеличена. Другие аспекты договоренностей (не считая Крыма – он не был упомянут вовсе) резко ограничивают выгоды России. Украина остается единым государством в нынешних границах; валюта, пенсии и большая часть законодательства также остаются киевскими. «Вот на это Путин подписался – и, кстати, он с самого начала говорил, что на это согласится», — указывает Мэри Дежевски.
Тем, кто настаивает на экспансионистских амбициях России, придется объяснить, почему после «аннексии» Крыма Россия не сделала то же на Донбассе или не стала оспаривать власть в Киеве. Редко кто озвучивает мысль, что цели Кремля связаны с собственной безопасностью России. Но если это так, то из этого следует два вывода. Во-первых, западные санкции и военные запугивания, например угроза поставить Киеву оружие, не сработают и, наоборот, лишь ухудшат ситуацию. Во-вторых, Россия в долгосрочной перспективе заинтересована в стабильной Украине, а не в затягивании конфликта. Может быть, это поможет объяснить то, почему Россия согласилась на Минские договоренности? — спрашивает в своей статье автор Guardian.
Сентябрьское перемирие провалилось не потому, что Россия его «подрывала», как заявляет Пауэр, а потому, что ни антикиевские повстанцы, ни власти Украины не были согласны с демаркационной линией — и у обоих были средства для продолжения борьбы. Сохранить перемирие Россия смогла бы только в том случае, если бы вмешалась в конфликт с применением собственной армии, — но это наверняка понравилось бы Пауэр еще меньше, иронизирует Мэри Дежевски.
В этот раз ставки выше из-за спора, идущего в США о поставках оружия Киеву, — «который, кстати, дает украинским властям стимул продолжать бои». Возможно, если после победы повстанцев в Дебальцеве установится демаркационная линия, с которой все готовы смириться, то у перемирия есть шанс, впрочем как и у идеи Украины как единого государства. «Описывать все это как российский выигрыш – смешно».
Украина с каждым днем становится все более прозападной. Минское соглашение позволит России «достойно принять факт появления постсоветской Украины как независимой страны». По мнению автора Guardian, «Москве нужна эта небольшая порция дипломатической неопределенности, а не нетерпеливые обвинения в том, что она действует недобросовестно».

http://russian.rt.com

?

Log in

No account? Create an account